Успехи применения

Примеры успешного применения

Пример 1. Пациент Антон Е., 51 год, специалист высшей категории невоенной профессии. В 1995 году по служебному заданию в течение двух месяцев был в Чечне, несколько раз был под обстрелом, принимал непрофессиональное участие в ряде боевых операций, в том числе по освобождению заложников и пленных российских военнослужащих. Сформировалось классическое постстрессовое расстройство (ПСР; «чеченский синдром»), которое эпизодически проявлялось на протяжении 10 лет в нервных срывах при воздействии на мозг (сознание или подсознание) пациента различного рода «кодовых» раздражителей, по-видимому, активирующих соответствующие нейронные кластеры, как-то: услышанные или прочитанные фразы о потерях наших солдат в Чечне, трупные запахи и запахи гари, вид полуразрушенного дома и т.д. Такие эпизоды вызывали ухудшение настроения, подавленность, расстройства сна (сон прерывистый, беспокойный, с кошмарными сновидениями), реже случались  приступы немотивированной злобы, агрессии, направленной на окружающих.  Никакие циклы медикаментозного или психотерапевтического лечения (принимал по совету невропатолога успокоительные, снотворные) результатов не давали.

С Антоном Е. 16 сентября 2005 г. был проведен один сеанс лечения характерного для него ПСР с помощью синергетической, биофизической технологии ЭМАТ. В течение 21 минуты проводилось тестирование активных точек выхода открытых диссипативных структур организма на поверхность тела в данный период времени. Оно показало наличие нескольких (мультиочаговых) нейронных кластеров, обусловливающих повышенную чувствительность и уязвимость ДСЧ к факторам среды. В результате 4-х минутного импульсного стимулирования возник резонанс между импульсами прибора «ЭМАТ-экспресс-01» и кластерной структурой нейронов мозга пациента, «кодирующей» его патологическое посттравматическое стрессовое расстройство. Это выразилось в стойкой активации всех уровней ощущений пациента, связанных с индивидуальными особенностями его «чеченского синдрома». Он легко и в деталях представил себе («вспомнил») наиболее стрессогенные картины своего пребывания в Чечне (можно сказать «погрузился в комплекс своих чеченских ощущений»). За несколько десятков секунд развилась мощная нервно-психическая  реакция пациента, сопровождающаяся подъемом артериального давления, покраснением лица, эмоциональным расслаблением (пациент не мог скрыть слез) и слабо контролируемыми судорожными подергиваниями конечностей. Всё это указывало на установление резонанса с болезненными ДСЧ структурами. При этом надо отметить, что подача импульсов велась очень осторожно, короткими слабыми квантами во избежание провокации тяжелой вегето-сосудистой реакции.

В момент развития всего комплекса указанных ощущений пациента была изменена полярность подающегося ЭМАТ импульса. Это привело к запуску процесса изменений всего комплекса ощущений пациента. В течение 15 секунд адреналиновая стресс-реакция ослабла, пациент успокоился. Смена полярности ЭМАТ импульса вновь привела к актуализации ощущений индивидуализированного комплекса «чеченского синдрома». Процедуру смены полярности ЭМАТ импульса повторяли три раза до полного исчезновения проявлений нейрофизиологической стресс-реакции.

После сеанса ЭМАТ-терапии Антон Е. ничего не забыл из своих чеченских воспоминаний, но стал воспринимать их отрешенно. Будучи спровоцированными, они перестали формировать у него адреналиновую стресс-реакцию. Посттравматическое стрессовое расстройство исчезло.

Проверочные сеансы 2 ноября 2005 г., 8 января 2006 г., и 15 марта 2007 г. т.е. через 1,5, 3,5 мес. и 18 месяцев после первого  сеанса ЭМАТ-терапии,  показали полное отсутствие жалоб и клинических признаков «чеченского синдрома». Ремиссия на середину февраля 2008 г. составила 29 месяцев.

Пример 2. Пациентка Александра К., 49 лет, преподаватель биологии и химии средней школы. Постстрессовое расстройство развилось на бытовой почве, и было связано с судебным разбирательством между её семьей, с одной стороны, и сестрами мужа, с другой стороны, при дележе квартиры, наследуемой после смерти родителей мужа. ПСР выражалось в резком повышении артериального давления, треморе рук, ног, головы, в спазмах гортани, реакции покраснения лица, шеи, неконтролируемом слезотечении, учащенном сердцебиении даже при упоминании имён сестер мужа, не говоря уже при виде их лиц и звуках их голосов. ПСР формировался в течение 5-7 месяцев, затем стали появляться его соматические осложнения: боли в области желудка, спонтанные боли в области сердца, нарушился сон, всё чаще стали возникать сильные спонтанные головные боли и др. Классическое медикаментозное (с участием антидепрессантов) и психотерапевтическое лечение  результатов не давали.

С Александрой К. 4 октября 2005 г. был проведен один сеанс лечения характерного для него ПСР с помощью технологии ЭМАТ. В течение 12 минуты проводилось тестирование активных точек выхода открытых диссипативных структур организма на поверхность тела в данный период времени. Оно показало наличие нескольких (мультиочаговых) нейронных кластеров, обусловливающих повышенную чувствительность и уязвимость ДСЧ к факторам среды. В результате 6-и минутного импульсного стимулирования возник резонанс между импульсами прибора «ЭМАТ-экспресс-01» и кластерной структурой нейронов мозга пациента, «кодирующей» его патологическое ПСР. Это выразилось в стойкой активации всех уровней ощущений пациентки, связанных с индивидуальными особенностями её синдрома. При наводящих вопросах она легко, в деталях представила себе наиболее стрессогенные картины своего общения со своячницами. За несколько десятков секунд развилась мощная нервно-психическая  реакция пациентки, сопровождающаяся подъемом артериального давления, покраснением лица, эмоциональным напряжением (пациентка не могла скрыть слез). Всё это указывало на установление резонанса с болезненными ДСЧ структурами. При этом надо отметить, что подача импульсов велась очень осторожно, короткими слабыми квантами во избежание провокации тяжелой вегето-сосудистой реакции.

В момент развития всего комплекса указанных ощущений пациентки была изменена полярность подающегося ЭМАТ импульса. Это привело к запуску процесса изменений всего комплекса ощущений пациентки. В течение 0,5 минуты неадекватная стресс-реакция ослабла, пациентка успокоилась. Смена полярности ЭМАТ импульса вновь привела к небольшой актуализации ощущений индивидуализированного комплекса ПСР. Процедуру смены полярности ЭМАТ импульса повторяли четыре раза до полного исчезновения проявлений нейрофизиологической стресс-реакции. После сеанса ЭМАТ-терапии Александра К. ничего не забыла из своих воспоминаний о внутрисемейном конфликте, но стала воспринимать их адекватно, отрешенно («как будто это происходило и происходит не со мной»). В дальнейшем, встречи с сёстрами мужа, разговоры с ними по телефону, даже общение в суде не вызывало неадекватной стресс-реакции. Спустя 2,5 месяца (19 декабря 2005 г.), по просьбе пациентки (перед заключительным судебным заседанием) был проведен контрольный сеанс, который подтвердил полное отсутствие у пациентки бытового ПСР. Она смогла без психологического перенапряжения выступать в суде, давать показания, дело её семьей было выиграно. К середине января 2006 г. постепенно исчезли клинические проявления всего комплекса соматических осложнений ПСР. Контрольная встреча, проведенная 20 марте 2007 г. (спустя 17,5 месяцев после первого сеанса) вновь подтвердила полное отсутствие ПСР у пациентки.

Пример 3. Пациентка Наталья П., 25 лет, 3 января 2006 г. подверглась групповому сексуальному насилию, на почве которого развилось выраженное постстрессовое расстройство, проявляющееся в формировании стойкого ступорного состояния, в почти полном прекращении внутрисемейных и социальных контактов. Наталья П. практически полностью прервала контакты с друзьями и коллегами, крайне редко выходила из дома и только в сопровождении отца. В связи с таким состоянием она даже не могла давать адекватных показаний следственным органам. Ни медикаментозная (с помощью антидепрессантов), ни психотерапевтическая помощь эффекта не давали, в связи с чем в сознании пациентки сформировалась стойкая уверенность в бессилии медицины по отношению к её проблеме. По-видимому, в связи с этим, при осознании и «безысходности», эпизодически ступорная реакция прерывалась срывами напоминающими реактивные психозы, вплоть до трёх суицидальных попыток. Такое состояние продолжалось в течение более 5 месяцев. Пациентка полностью утратила социальный статус. В середине июня 2006 г. родители Натальи П., узнав из СМИ о технологии ЭМАТ – высокоэффективной и при лечении ПСР, обратились с просьбой о сеансе на дому. Им удалось убедить Наталью П. дать согласие на сеанс ЭМАТ-терапии.

21 июня 2006 г. такой сеанс с Натальей П. был проведен в домашних условиях. В течение 9 минут проводилось тестирование активных точек выхода открытых диссипативных структур организма на поверхность тела в данный период времени и при конкретном положении тела относительно сторон света. У пациентки с интервалом в 2-3 минуты возникали спонтанные болевые ощущения средней силы в области живота, мочеполовых органов, в лобной, височных, затылочных частях головы, спазматические ощущения в области горла и желудка. После такого исследования, фактически выявившего мультиочаговые нарушения структур и функций нейронных кластеров, обусловивших формирование данного стойкого ПСР, в результате 7- минутного импульсного стимулирования возник резонанс между импульсами прибора «ЭМАТ-экспресс-01» и «патологическими» нейронными кластерами мозга пациентки.  Это выразилось в активации всех уровней ощущений пациентки, связанных с индивидуальными особенностями её синдрома. Без наводящих вопросов она стала контактной и весьма словоохотливой по отношению к врачу, проводящему лечебный сеанс, связно рассказала о комплексе мучащих её воспоминаний, ощущений, тревог и беспокойств. Это указывало на установление резонанса с «патологическими» ДСЧ структурами. Данный период сеанса сопровождался периодической (через каждые 30-40 секунд) сменой полярности импульса прибора «ЭМАТ-экспресс-01», подающегося через «открытые» акупунктурные точки в лобной и затылочной областях головы. Вероятно, по этой причине выраженная нейропсихологическая, эмоциональная реакция пациентки не возникала.

Этот этап сеанса продолжался 23 минуты, вплоть до восстановления полной адекватности и контактности пациентки, формировании у неё (по её словам) ощущения, что «… все события, приведшие к возникновению данного ПСР происходили не с ней и к ей дальнейшей жизни никакого решающего отношения не имеют».

И в дальнейшем, после сеанса ЭМАТ-терапии, Наталья П. ничего не забыла из своих воспоминаний, но продолжала воспринимать их отрешенно («как будто это происходило не со мной»). В этот же день полностью восстановилась её контактность в семье. В течение следующих 5-7 дней исчезли все «фобии», связанные с её ПСР, она вновь устроилась на работу, восстановила общение с друзьями и коллегами, свой социальный статус.

Спустя 3 месяца (23 сентября 2006 г.) был проведен контрольный сеанс, который подтвердил полное отсутствие у пациентки ПСР.

Пример 4. Пациент Сергей И., 32 года, 22 сентября 2005 г., будучи пассажиром, попал в автомобильную катастрофу. С многочисленными переломами конечностей, сотрясением мозга, ушибами головы и внутренних органов, периодически теряя сознание, был доставлен в травматологическое отделение. Перенес серию операций под общим наркозом, в общей сложности лечение продолжалось более года, стал инвалидом II-ой группы. Лишь в конце ноября 2006 г. вновь устроился на работу, но нормальной жизни продолжало мешать постстрессовое расстройство, которое заключалось в страхе выходить на улицу, особенно вблизи проезжей части, в непреодолимом страхе перед поездкой в автомобиле. Стандартное медикаментозное и психотерапевтическое лечение эффекта не давали, состояние «фобии» не облегчалось, это в свою очередь, стало сказываться на замедлении соматической реабилитации.

18 декабря 2006 г. с Сергеем И. был проведен сеанс ЭМАТ-терапии.

В течение 7 минут проводилось тестирование активных точек выхода открытых диссипативных структур организма на поверхность тела в данный период времени. У пациента с интервалом 0,5-1,5 минуты возникали спонтанные болевые ощущения средней силы в области различных мышечных групп рук и ног, живота, спины, в лобной, височных, затылочных частях головы, спазматические ощущения в области горла и желудка. Тестирование показало наличие нескольких (мультиочаговых) нейронных кластеров, обусловливающих повышенную чувствительность и уязвимость ДСЧ к факторам среды. В результате 9-и минутного импульсного стимулирования возник резонанс между импульсами прибора «ЭМАТ-экспресс-01» и кластерной структурой нейронов мозга пациента, «кодирующей» его патологическое ПСР. Это выразилось в активации всех уровней ощущений пациента, связанных с индивидуальными особенностями его синдрома. Данный период сеанса сопровождался периодической (через каждые 40-60 секунд) сменой полярности импульса прибора «ЭМАТ-экспресс-01», подающегося через «открытые» акупунктурные точки в лобной и затылочной областях головы. Психотерапевтически, вопросами, тестировалось отношение пациента к беспокоящей его фобии. 

В целом сеанс продолжался 45 минут вплоть до полного (по ощущениям и словам пациента) исчезновения симптомов ранее беспокоящей его фобии. Сразу после сеанса и затем в течение недели пациент «проверял себя», специально гуляя по городу, осуществляя поездки на автобусе, такси, на машине с друзьями. В середине января сам сел за руль своей легковой машины. ПСР исчезла полностью и более его не беспокоила. Контрольный сеанс, проведенный 20 марта 2007 г., показал полное отсутствие ПСР у Сергея И. К этому времени практически завершилась и соматическая реабилитация.

 

© 2008–2016 Центр оказания психологической помощи «Антифобия».
Приходите к нам и забудьте про лечение неврозов, лечение фобии – станьте здоровы!