Применение технологии ЭМАТ в лечении невроза аддиктивных типов

Рефлексотерапевтические технологии: теоретическое обоснование применения в аддиктологии и психосоматической медицине

Общая теория функциональных систем и роль нейромедиаторной регуляции в развитии патологических аддиктивных состояний и посттравматических расстройств

Теоретической основой предлагаемой технологии является синергетическая концепция, рассматривающая психосоматическое здоровье, аутодеструк-тивное поведение и аддиктивные заболевания (зависимости от дестрессирую-щих или стрессирующих факторов) как динамические состояния диссипатив-ных систем человека (ДСЧ). Последние отличаются энергоинформационной и вещественной открытостью, термодинамической неравновесностью, нелинейностью динамики, наличием положительных и отрицательных обратных связей между элементами системы и характеризуются тем, что постоянно рассеивают собственную энергию и используют энергию окружающей среды, что позволяет образовывать иные пространственно-временные согласованности (как и рассогласованности) по сравнению с онтогенетическими этапами развития организма [Никонов, 2003; Комаров, 2000; Чернобровкина с соавт., 2005, 2005а, 2006]. Причём переход из одного диссипативного состояния организма человека в другое может происходить только через стадию его дестабилизации - состояние «динамического хаоса». Синергетическая парадигма позволяет рассматривать процесс формирования аддиктивного состояния и заболевания, используя модель нейросетей как модель коммуникативного функционирования мозга, переработки информации и модель архивирования биологической памяти. Эти структурно-функциональные феномены актуальны при изучении процесса формирования зависимостей, их диагностике и лечении .

При условии открытости системы каждое диссипативное состояние организма человека включает в себя как «условно здоровые», так и «условно больные» подсистемы в их динамичной трансформации, которая осуществляется в точках бифуркации при наличии энергетических энтропийных перепадов. Это соответствует прохождению нескольких адаптационных уровней и состояний относительного здоровья или дезадаптации и приводит к формированию хронического заболевания с разными адаптационными уровнями функционирования системы. Понимание подобной динамики в состоянии здоровья человека необходимо для обоснования выбора метода лечения и его дозировок в каждом индивидуальном случае с конкретным пациентом.

Существование циклов и колебаний в состоянии ДСЧ определяет возможность ее саморегуляции, а, следовательно, аутотерапии. Этим, по-видимому, объясняется то, что становление ремиссии при алкогольной зависимости оказывается связанным с закономерностями самоорганизации биологического времени в биосоциальной системе «человек - среда» [Никонов, 2003].

В то же время установлено, что первичное патогенетическое звено любой зависимости представлено формированием и особыми функциональными состояниями патологической доминанты на уровне подкрепляющих центров головного мозга, а также изменениями на уровне межклеточных взаимодействий в ЦНС (известные работы П.К.Анохина, К.В.Судакова, А.В. Котова, В.В. Раевского, Т.М. Воробьевой, П.Д. Шабанова и др).

Соответственно, ведущими в рамках теоретического обоснования предлагаемой технологии являются представления о нейрофизиологических механизмах формирования аддикций. Известно, что все процессы функционирования системы нейрорегуляции, начиная с регуляций клеточной дифференциации и функциональной активности клеточного генома, временной и пространственной синхронизации метаболических процессов, включая формирование и реализацию рефлексов и процессов высшей нервной деятельности (эмоциональные ответные реакции, мышление, память и др.), координированное поведение происходят, в первую очередь, благодаря уникальной способности нейронов ЦНС (головного и спинного мозга) к кластерообразованию [Николис и др., 2003], вслед за надмолекулярными комплексами воды [Бульенков, 1991; Кершенгольц и др., 2004а].

Возможность нормальной жизнедеятельности организма человека в постоянно изменяющихся условиях среды связана с непрерывным созданием новых на фоне обязательного разрушения старых межнейронных связей в коре больших полушарий и подкорковых структурах, с образованием динамического стереотипа как цепи условно-безусловных рефлексов, включаемых каким-либо одним раздражителем (сигналом) или их группой. В этом отношении взаимодействие человека как макросистемы с окружающей средой в значительной мере связано с функциями мозга, органа или микросистем, как высшего центрального регулятора-координатора психической и физической деятельности, основу которых и составляют условно-безусловные рефлексы.

На начальной стадии формирования условного рефлекса - стадии генерализации возбуждения - происходит иррадиация - распространение возбуждения на большое количество нейронов, нервных центров (от одного нейрона возбуждение через синапсы передается как минимум двум - стадия «автокаталитического возбуждения», «положительные обратные связи»), охватывающее многие физиологические системы, включая гуморальные и вегетативные. На этом этапе ключевым является то, какой раздражитель по своим качественным характеристикам будет наиболее значимым, жизненно важным для организма (хотя по интенсивности на начальном этапе он может быть и сверхслабым [ Бурлакова и др., 2003]), потому, что именно он будет определять направление образования новых межнейронных связей за счет образования доминантного очага возбуждения. При этом следует учесть, что крупные нейроны головного мозга имеют до 4-20 тысяч синапсов, синаптические бляшки могут формироваться и трансформироваться, взаимодействие между нейронами в синапсах осуществляется путём направленной диффузии по градиенту электрического поля заряженных молекул нейрохимических медиаторов или/и ионов. Сила взаимодействия определяется интенсивностью медиаторного обмена, т.е. степенью активности данной межнейрональной цепи в данный период времени, химическим составом и физико-химическими и электростатическими свойствами пре- и постсинаптических мембран, а также синаптической среды, т.е. разностью потенциалов между пре- и постсинаптической мембранами и физи-ко-химичес-кими свойствами водной среды синапса, а точнее - синаптического раствора, содержащего те или иные химические вещества, например, низкомолекулярные вещества с регуляторной ролью, молекулы регуляторных пептидов, этанол, опиоидные биорегуляторы , молекулы наркотиков и другие вещества.

На промежуточной стадии формирования условного рефлекса отмечается высокая степень свободы нейронов, происходит суммация их возбуждения и одновременно - снижение порога возбудимости нейронов и, следовательно, облегчение проведения возбуждения в любом направлении, но в рамках данного кластера, по законам синергетики, в пределах какого-то «аттрактора»1^. Это является стадией «динамического хаоса» в процессах формирования памяти о действующем раздражителе и ответной реакции организма на него. Именно фактор наличия степеней свободы и их количества (своего рода «Больцма-новского шума») в межнейронных (синаптических) взаимодействиях в кластере играет роль «динамического хаоса» («перемешивающего слоя»), обеспечивая выбор системой траектории развития в направлении того или иного «аттрактора», т.е. способность к самоорганизации нейронных цепей [Чернавский, 2004]. По нашему мнению, зависимость как болезненное состояние означает ограничение числа степеней свободы и одновременно с этим - усиление притяжения состояния систем одним аттрактором.

На заключительной стадии закрепления условного рефлекса - стадии концентрации условного возбуждения происходит торможение активности менее значимых нервных центров («отрицательные обратные связи»), возникновение доминантного очага - стадия «диссипативного порядка», стадия образования новой межнейронной диссипативной структуры. Вре'менные межнейронные связи укрепляются, происходит консолидация связей в ловушках нейронов (долговременная память), условный рефлекс упрочняется. При длительном и постоянном повторяющемся действии данного раздражителя связи между нейронами в данной нейронной сети (межнейронной диссипативной структуре) продолжают упрочняться, структура нейронного кластера становится всё более жесткой и малоподвижной за счёт увеличения разности потенциалов между пре- и постсинапатической мембранами синаптической щели.

1 Здесь необходимо добавить, что аттрактор может задаваться у больного зависимостью избранным психоактивным векществом (ПАВ), его эффектами, а для здорового человыека - состоянием психофизиологического комфорта, обеспеченного оптимальным балансом эндогенных регуляторов.

Известно, что во многих областях нервной системы нейроны со сходными функциями сгруппированы в отчетливо шарообразные структуры, описанные как межклеточные ядра или межклеточные ганглии. Конвергентные, дивергентные, латеральные и возвратные взаимодействия нейронов в межклеточных ядрах или ганглиях являются неотъемлемыми свойствами большинства нервных путей во всей нервной системе. Таким образом, простая пошаговая обработка информационного сигнала о потребности (двигательной, мыслительно-когнитивной, питательной—обменно-энергетической) модулируется параллельными и обратными взаимодействиями [Николис и др., 2003] (положительными и отрицательными обратными связями).

Нервная система способна регулировать синаптическую эффективность продолжительностью в интервале от миллисекунд до нескольких дней. Увеличение синаптической эффективности происходит при содружественной коактивации пресинаптических и постсинаптических элементов. Короткие периоды синаптической активации могут приводить к облегчению (от англ. facilitation) -фасилитации или к подавлению, депрессии, к усилению выброса медиатора или к комбинации этих эффектов.

Фасилитация исчезает за десятые доли секунды, синаптическая депрессия и усиление длятся несколько секунд. Фасилитация опосредована длительным увеличением концентрации кальция в цитоплазме синаптической терминали. Продолжительная ритмическая стимуляция приводит к посттетанической по-тенциации выброса медиатора, длительностью до десятков минут. Она также опосредована увеличением концентрации кальция в пресинаптической терми-нали. Причем хронологические соотношения производимых эффектов имеют физиологическое значение и в состояниях предпатологии, и в патологии - нарушаются, в основном - обратимо.

Во многих областях нервной системы ритмическая стимуляция может приводить к долговременной потенциации (ДВП) или долговременной депрессии (ДВД) синаптической передачи.

Изменения синаптической эффективности при ДВП и ДВД могут быть гомосинаптическими (затрагивают только стимулируемый синапс на входе) или гетеросинаптическими (затрагивают соседние синапсы). Последние могут быть ассоциативными (требуют координированной активности синаптических входов). Возникновение ДВП и ДВД связано с повышением или понижением концентрации кальция в пресинаптической бляшке. Кроме того, ДВП обусловлена встраиванием новых рецепторов в постсинаптическую мембрану и/или увеличением чувствительности рецепторов, а ДВД - уменьшением количества и чувствительности рецепторов, снижением концентрации медиатора и макроэргов в синаптической бляшке, или протекает по типу катодической депрессии. ДВП и ДВД могут вызывать изменения выброса медиатора из пресинаптиче-ской терминали [Николис и др., 2003]. В то же время до 25% синапсов в головном мозге являются не химическими, а электрическими. Перенос электрического заряда с одного нейрона на другой происходит в них в местах межклеточных контактов, обладающих низким сопротивлением и называемых щелевыми (синаптическими) соединениями. Они образованы скоплениями коннексонов, белковых молекул, способных формировать водные поры между цитоплазмами смежных клеток. Вышеописанные процессы постоянно находятся под контролем и модулируются большим классом эндогенных нейроактивных субстратов.

ГАМК и глицин - основные тормозные нейромедиаторы в головном и спинном мозге; норадреналин, ацетилхолин, глутамат - основные возбуждающие нейромедиаторы в ЦНС. Кальциевые сигналы, инициированные ионотроп-ными рецепторами NMDA типа, могут стимулировать продукцию оксида азота (NO), который сам действует как диффузный нейромодулятор. В ткани мозга существует разветвленная цепь функциональной специфичности анатомических зон (областей). Так, холинэргические нейроны базального ядра и ядер сеп-тума сильно разветвляются в коре больших полушарий. Нейродегенеративные заболевания, которые характеризуются потерей памяти и когнитивных функций, характеризуются также утратой холинэргических нейронов. Нейропепти-ды высвобождаются в качестве нейромедиаторов в ЦНС. Отдельные пептиды являются мало- или неспецифичными используются в разных областях нервной системы и в других системах, выполняющих различные физиологические функции. Относительно небольшое число клеток в ЦНС высвобождает в качестве нейромедиаторов биогенные амины (норадреналин, 5-НТ, дофамин и гис-тамин); тела этих нейронов образуют ядра в стволе мозга. Клетки, высвобождающие норадреналин, 5-НТ и гистамин, имеют сильно ветвящиеся отростки. Клетки, высвобождающие дофамин, имеют более ограниченные проекции. Нейроны дугообразного ядра посылают проекции в срединное возвышение гипоталамуса, модулируя выделение гипоталамических пептидов. Дофамин-содержащие клетки черной субстанции проецируются в базальные ганглии и влияют на двигательную активность; нейроны области вентральной покрышки посылают проекции в прилежащее ядро, миндалину и префронтальную кору, оказывая влияние на настроение и эмоции [Николис и др., 2003].

Именно таким образом, благодаря синаптической пластичности и нейро-нальной интеграции, формируются нейронные кластеры, выполняющие соответствующие управляющие функции. С образованием межнейронных кластеров сохраняющих, наряду с прочными синаптическими связями, определенные «степени свободы», подвижность нейронов друг относительно друга в кластере, связывают в настоящее время природу и мышления, и памяти [Ашмарин И.П., 1999;Чернавский, 2004].

 

© 2008 Центр оказания психологической помощи «Антифобия».
Материалы испытаний технологии ЭМАТ, которые проводила клиника неврозов на базе Якутского республиканского наркологического диспансера. Эффективное лечение невроза возможно – станьте здоровы!